© 2018 Мария Жарницкая

Тело в молитве
Тело. Бог. Молитва. Мое участие в богослужении. Казалось бы, что может быть интимнее? А вот Ольга Максимова взяла и провела непринужденную беседу на тему телесного в православии - вчера в фонде Предание.

Мол, кажется обычно, что православное богослужение - сплошной текст. И люди в храме выглядят чаще всего эдакими духами бесплотными. Есть ли вообще место телу в молитве? Оказывается, если начать вспоминать различные жесты и движения внутри богослужения, то их набирается огромное количество - даже в современных чинопоследованиях. А уж в древности... Ольга исследовала в своей диссертации литургические действия в III - VI веках, и обнаружила в обрядах очень много телесной включенности, чувственного (вкусового даже, например) проживания.

Посыл Ольги в том, что нигилизм по отношению к телу в современном православии - наследие влияния греческой культуры, идей платонизма. А христианство, вообще-то - очень про воплощенность. Вообще вся история с воплощением Бога в человеческом теле, центральное таинство причащения Тела и Крови Христовых... И если уж мы созданы материальными, то почему бы и в богослужение не включаться всем своим существом, всем собой - духом, душой и телом? «Прославляйте Господа в телах ваших и в душах ваших», - пишет Павел (1Кор.6:20).

В какой-то момент Ольга пригласила всех встать и самостоятельно провести небольшой эксперимент. Попробовать по-всякому порасполагать свои руки в пространстве, поисследовать различные жесты - как привычные, так и абсолютно новые, выдуманные... Потом делились впечатлениями. Про то, как существенно меняется состояние (к примеру, обращенность вовне) в зависимости от поворота кистей... Про то, как жест похож по смыслу на интонацию в речи. Про то, как положение тела приглашает сознание в определенное содержание. Как повторение позы дарит возможность встречи со святоотеческим духовным опытом...

Вот он, эмбодимент в православии! (Тут я уже заканчиваю пересказывать и перехожу к собственным мыслям на тему) Притягательная и завораживающая меня тема. Я-то, в отличие (?) от Ольги, пришла в жизни к bodymind-исследованиям со стороны болезней и поиска путей восстановления... Но уж когда пришла в тело - то будто домой. И именно отсюда, из целостности, начинаю, кажется, понимать суть христианства. Помню, каким подарком стали для меня когда-то эти слова А. Шмемана - в момент, когда впервые стала проживать неразделенность материального и идеального...

<...> Но вот где „дихотомия", где дуализм этот "духовного" и „материального" отсутствует, так это в Библии, которая, как мы видели, также открывается определением человека, как существа алчущего, который „есть то, что он ест". При этом, однако, в Библии — и это бесконечно важно — совершенно отсутствуют те противоположения, которые для огромного большинства людей являются самоочевидным контекстом подхода к „религии". В Библии пища, которой питается человек, мир, к которому он должен „приобщиться", чтобы жить, даны ему Богом и даны, как причастие Божественной жизни.

Для меня, правда, не было никогда противопоставления слова и жеста в контексте богослужения. И то, и то - форма, которую я либо наполняю своим присутствием и по-настоящему проживаю, либо совершаю автоматически...
И эта тема (как и все остальное) для меня сейчас про формы внимания, конечно. Где Я, где мое внимание - в молитве, например? Что будет, если буду молиться всей собой, всем существом?

Очень поддерживаю Ольгу в желании популяризовать тему телесного присутствия. В молитве, да. Ну и вообще в жизни.
январь 2018